EN

Андрей Мельниченко в СМИ

11 Ноября 2015

Перспективы угольной отрасли: инвестиции, технологии, безопасность и эффективность производства

Наталья Бехтина: Отправляясь в поездку в Кемерово, думала: вот буду рассказывать о происходящем в области, знакомить слушателей с кемеровчанами, - не скучно ли? Сами мы все об этом знаем. А потом решила, что это не так: и край, и люди в глазах человека со стороны выглядят немного иначе... Поэтому поговорим о главном - после людей - богатстве Кузбасса - об угле. А наш собеседник - Владимир Николаевич Шмат, директор шахты имени 7 Ноября в Ленинске-Кузнецком.

- Мне много раз приходилось цитировать ваших земляков, причем, из разных областей деятельности, которые подчеркивали: в Кузбассе такие хорошие люди, потому что на угле живем, - оттуда тепло идет…

Владимир ШМАТ: Действительно, уголь, который здесь добывают, несет тепло. Вспомним, что в мировом энергетическом балансе значение угля чрезвычайно велико. Углем сегодня топится вся Россия, уголь трансформируется в энергетику электростанций. Но заниматься добычей угля - тяжелая и довольно опасная профессия, и этим делом занимаются только те люди, которые ее любят.

Наталья Бехтина: - Были разговоры в конце 1990-начале 2000, что шахты - это бесперспективное дело. Что шахты надо закрывать. Что опасный метан, его нужно использовать как газ. Уголь составляет большую часть в энергетическом балансе. Люди спросят, а нефть? Мы живем за счет угля?

Владимир ШМАТ: Сегодня нефть - топливо, которое больше экспортируется, перерабатывается в какой-то продукт. Уголь - топливо, которое трансформируется только в энергетику. Так формируются наши энергетические ресурсы.

Если говорить о становлении угольной отрасли, необходимо вспомнить "лихие 90-е", когда массово закрывались предприятия, причем, некоторые выдавались руководителями за нерентабельные. Под это дело выделялись баснословные средства, и многие на этом неплохо "заработали". Но в 2000-е годы пришло ответственное руководство, и политика по углю изменилась в корне. В угольную отрасль пошли инвестиции, направленные на новые технологии, модернизацию оборудования, обучение людей для работы на этом оборудовании. Соответственно появились новые результаты, как в объемах, так и в качественных показателях...

Именно эти "переходные" для угольной отрасли годы дают сегодня плоды. Мы видим не только избыток угля на рынке, что влияет на ценовую политику, но и то, что огромные усилия направлены на безопасность производства и на его эффективность. Инвестиции, направленные на техническое перевооружение старых предприятий и ввод в действие вновь строящихся, идут именно на обеспечение безопасности и эффективности; сегодня каждое предприятие, добывающее от двух с половиной до четырех миллионов тонн угля в год, имеет численность персонала до семисот - восьмисот человек.

Наталья Бехтина: - Конечно, о "безлюдных технологиях" говорить еще рано, но...

Владимир ШМАТ: ...Но мы к этому идем. Скажем, предприятия 80-х годов насчитывали до полутора - двух тысяч человек, и уменьшение численности персонала - наша основная задача как руководителей. Сегодня уже есть новые технологии, есть оборудование, но мы сталкиваемся с парадоксальным явлением: люди еще не готовы его использовать. Поэтому основное направление - обучение людей: наша задача - минимум работающих под землей при максимальном объеме добычи...

Наталья Бехтина: - Минимум людей это уменьшение рабочих мест. Сразу возникает вопрос: куда девать людей? Чем их занять? Шахтерская династия, это святое, как мы уже говорили.

Владимир ШМАТ: - Абсолютно правильный вопрос. У нас есть моногорода, где угольные предприятия являются градообразующими. Высвобождение людей с этого предприятия значит, что люди не смогут найти себе работу. В Кузбассе ведется работа по этому направлению. Построено порядка 6-8 обогатительных фабрик. Раньше все возилось в пределах Кузбасса. А железнодорожный тариф примерно 30-40% от стоимости угля. Чтобы снизить перевозки пустой породы строят обогатительные фабрики. Порядка 15-200 человек заняты. Очень много развивается сервисных предприятий. Мы обучаем и наши люди обслуживают суперсовременную технику на предприятиях.

Наталья Бехтина: - Мы говорили с вами о переобучении. И о том, что молодежь не сознательная, не хочется лезть под землю.

Владимир ШМАТ: - Сегодня нельзя говорить о несознательной молодежи. Идет работа по популяризации профессии. Политика СУЭКа сегодня такова, что, имея базовый Политехнический Университет, мы очень плотно работаем со студентами. Собираемся на шахте им. «7 Ноября» создавать кафедру Горных машин. Чтобы студенты могли приезжать к нам на предприятие. Мы читаем им лекции как производственники. Особенно по технике безопасности. Мы видим в них искорку. Сегодня гордо называть себя шахтером.

Наталья Бехтина: - Зарплата достойная сегодня?

Владимир ШМАТ: - Здесь все зависит от предприятия. Как оно направленно. Первое это эффективность производства. С минимальными затратами максимально добывать это цель руководящей команды. Сегодня рынок нас зажал в стоимость угля. Себестоимость нужно понижать. Высвобождать неэффективные места работы. От этого зависит и заработная плата.

Наталья Бехтина: - Владимир Николаевич рассказал, что шахтерские династии в Ленинске-Кузнецком насчитывают сотни лет. Это потрясающая история может быть. Поэтому, наверное, у вас и музей такой замечательный в городе?

Владимир ШМАТ: - На каждом предприятии есть свои династии. У династии Мешковых она 390 лет. Есть и 347 лет династия. Сейчас с производства максимально убрали женщин, а раньше они и в забое работали. И в составе управления. Сейчас такое присутствие тоже есть. В маркшейдерском отделе, в отделе заработной платы.

Наталья Бехтина: - На Красной горке в Кемерово в музее есть экспозиция шахты с древнейших времен. Сегодня совершенно изменились технологии. И дальше шахтерский труд станет более легким?

Владимир ШМАТ: - Он, наверное, всегда будет тяжелым. Морально тяжелым. Сегодня это не шахтер с отбойным молотком. Сейчас все автоматизировано. Системы видеонаблюдения, газоанализации.

Наталья Бехтина: - Но все равно метан остается врагом №1 в шахте. И опускаться под землю сложно. Или это притупляется со временем?

Владимир ШМАТ: - В компании СУЭК председатель совета директоров Андрей Мельниченко и генеральный директор Владимир Рашевский очень много времени уделяют этой проблеме. И сегодня у нас «мирный метан». Наша задача его извлекать из пласта, до того, как туда зайдут горные работы. Сегодня эта задача в приоритете.

Наталья Бехтина: - Что касается социальной сферы. Люди работают в экстремальных условиях. Им надо иметь социальную инфраструктуру. Как с этим у вас?

Владимир ШМАТ: - Компания СУЭК социально направленная. У нас для шахтеров создан реабилитационный центр, где на базе бывшего профилактория сейчас самые новые технологии медицинские, реабилитационные. Порядка 1,5 тыс человек в год мы лечим тех, кто в этом нуждается.

Наталья Бехтина: - Серьезный вопрос напоследок. Не секрет, что случаются аварии в шахте. Эта мысль не останавливает ни руководителей, ни тех, кто спускается в забой?

Владимир ШМАТ: - Она не останавливает работу. Но она в голове каждого горняка. Это коллективный шахтерский труд и ответственность не только за себя. В головах эта мысль есть.

И как принято говорить у летчиков и шахтёров, я могу вам пожелать, чтобы количество спусков равнялось количеству подъемов. Поблагодарить вас за участие в нашей программе.

С нами был Владимир Шмат, директор шахты им. «7 ноября» в г. Ленинск-Кузнецкий.
Источник: «Радио России», ток-шоу «От первого лица»
Наверх